Настенные рисунки и надписи, так называемые граффити, теперь стали привычной частью городской среды. Есть они как в центре столицы, так и на ее окраинах во всем разнообразии техник и манер письма, на русском и на английском языках. Совершенно очевидно, что подобные самодеятельные художества город не украшают, а, наоборот, создают ощущение дискомфорта и неухоженности.

Рисуется подобное вечером или ночью, нередко под действием алкоголя или чего-то подобного, краской из баллончиков, для того чтобы таким образом заявить о себе и обратить на себя внимание окружающих. Причем не имеет значения, старая постройка или новая, жилой дом, трансформаторная будка или музейное здание, которое должно охраняться и от такого вандализма тоже. Несомненно, что городские службы по благоустройству время от времени закрашивают граффити к очередным праздникам или выборам, но они появляются с маниакальным постоянством на тех же местах, на новой окраске жилых зданий или технических сооружений. Все, куда можно дотянуться, куда можно забраться, даже с риском для здоровья и жизни, используется под надписи и рисунки, от которых уже рябит в глазах. Главное ведь здесь отнюдь не качество, а количество. И, учитывая быстроту исполнения, желание зарисовать как можно больше площади, становится понятным, почему в массе своей столичные граффити выглядят убого и удручающе. Альтернативой этому стали цивилизованные, полуузаконенные рисунки на бойлерных, которые порой рисуют днем те же самые самодеятельные мастера, что вечером выходят на улицу, чтобы испортить то, что видит глаз и на что хватит краски. Возможно, что подобное веяние когда-то очень давно могло начинаться как протест против безликости городских улиц и дворов. Но теперь, став чуть ли ни профессиональной деятельностью для немногих и массовым досугом для части молодых людей, граффити уже не протестует, а просто существует как социокультурное явление, будучи вызовом норме, культуре, обществу.